Аннуляционный вердикт суда присяжных это

Все что нужно знать по теме: "Аннуляционный вердикт суда присяжных это" с точки зрения профессионалов. Актуальность информации на 2020 год вы можете уточнить у дежурного специалиста.

Нуллификация закона в судебной практике российского и зарубежного правосудия

Рассмотрим наиболее известные случаи актов нуллификации закона судом присяжных заседателей в российской судебной практике.

Всемирную известность получил приговор суда присяжных по уголовному делу Веры Засулич. 31 марта 1878 г. судом присяжных началось слушание дела В. Засулич о покушении на убийство градоначальника Санкт-Петербурга генерала Ф.Ф. Трепова — внебрачного сына императора Николая I, соответственно брата императора Александра II. Уголовное дело В. Засулич было тесно связано с демонстрацией молодежи 06 декабря 1876 г. у Казанского Собора, где был арестован и осужден студент А.П. Боголюбов. По распоряжению генерала Ф.Ф. Трепова арестант А.П. Боголюбов был выпорот розгами в доме предварительного заключения, хотя телесные наказания законом были запрещены. Засулич никогда не встречалась с Боголюбовым, не знала и не видела его. 24 января 1878 г. она, явившись на прием к Ф.Ф. Трепову, стреляла в него, ранила в руку, выразив таким образом свой протест. Председательствующим на суде был А.Ф. Кони, обвинение поддерживал прокурор К.И. Кессель.

Вера Засулич была оправдана присяжными, освобождена из-под стражи и через несколько дней эмигрировала в Швейцарию. Речь адвоката П.А. Александрова в этом громком судебном процессе обошла не только российскую, но и мировую прессу и еще больше подняла авторитет русской адвокатуры. Прокурор К.И. Кессель принес кассационный протест на приговор суда в кассационный департамент Правительствующего Сената, указав на 7 кассационных поводов процессуального характера, которые, по мнению прокурора, должны послужить основанием для отмены приговора.

Протест был рассмотрен, шесть доводов протеста были отвергнуты кассационным департаментом, один признан существенным, приговор и решение присяжных были отменены, а дело передано для нового рассмотрения в Новгородский окружной суд. Поскольку В. Засулич в это время уже находилась за пределами Российской империи, уголовное дело без нее рассмотрено не было [44].

Приведенный пример нуллификации закона является одним из наиболее известных в истории российской юстиции. Факт покушения на Ф.Ф. Трепова был доказан и не отрицался стороной защиты, но присяжные заседатели, руководствуясь собственными соображениями, посчитали что поруганная честь человека (А.П. Боголюбова) выше писаной нормы уголовного закона, которую нарушила В. Засулич. Они посчитали оправдание В. Засулич большим благом для общества и государства, нежели ее осуждение и возложение на нее предусмотренного законом наказания. Оправданием В. Засулич присяжные заседатели, как выходцы из общества, продемонстрировали власти свое недовольство положением дел в империи того времени, несправедливостью общественного устройства, в котором «маленький человек» имеет малый шанс добиться справедливости.


Обращаясь к современной судебной практике в России, можно выделить несколько знаковых приговоров по уголовным делам, вынесенных на основании нуллифицирующего закон вердикта присяжных заседателей.

Так, предметом острой полемики среди ученых и практиков стал оправдательный приговор Ивановского областного суда от 10.03.1995 г., постановленный на основании вердикта суда присяжных относительно гражданки В.А. Краскиной, совершившей убийство.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей были признаны доказанными факты причинения повреждения В.А. Краскиной сожителю Ю.А. Смирнову при обстоятельствах указанных в обвинении и наступления его смерти от этого. В описательной части приговора суд указал следующее: «подсудимая Краскина В.А. обвинялась в том, что, являясь ранее судимой но ст. 15, 103 УК РСФСР совершила умышленное убийство. Как следует из предъявленного обвинения, 17 октября 1994 года, около 16 часов Краскина В.А. по месту жительства, будучи недовольной поведением сожителя Смирнова Ю.А., выразившемся в пьянстве, сквернословии, вымогательстве денег для приобретения спиртного, умышленно, с целью убийства, повалила па пол коридора пришедшего в состоянии сильного алкогольного опьянения Смирнова Ю.А. Затем взяла заранее приготовленный самодельный нож, принадлежащий потерпевшему, и нанесла им одни удар ножом в шею лежащему Смирнову, причинила тяжкое телесное повреждение в виде проникающею колото-резанного ранения шеи с повреждением позвоночника и спинного мозга, осложнившегося спинальным шоком, повлекшее смерть потерпевшего на месте через короткий промежуток времени, исчисляемый минутами».

Тем не менее, отвечая на вопрос о виновности В.А. Краскиной в причинении телесных повреждений, повлекших смерть Смирнова, присяжные дали отрицательный ответ, на что ссылается суд в мотивировочной части приговора: «Вердиктом коллегии присяжных заседателей признаны доказанными факты причинения тяжкого телесного повреждения Краскиной сожителю Смирнову при обстоятельствах, указанных в обвинении и наступления его смерти от этого, но Краскина признана невиновной.

Вердикт коллегии присяжных заседателей о невиновности подсудимой является обязательным для председательствующего судьи и влечет постановление оправдательного приговора за отсутствием в действиях подсудимой состава преступления».

Рассмотренный приговор по уголовному делу был предметом кассационного обжалования в Верховном суде РФ, который поддержал позицию суда первой инстанции, оставил кассационный протест без удовлетворения, приговор суда присяжных Ивановского областного суда был оставлен без изменения. Тем самым Верховный суд РФ допустил возможность осуществления присяжными заседателями в стране актов нуллификации. Таким образом, по нашему мнению, данное кассационное определение имеет непреложное прецедентное значение.

Приведенный пример современной судебной практики — выражение классического акта нуллификации закона в суде присяжных, когда присяжные, учитывая собственные представления о правде и справедливости, учитывая собственный житейский опыт, поведение потерпевшего, соотношение меры наказания и содеянного подсудимой, ее образ жизни, последствия обвинительного вердикта, проявив милосердие, вынесли вердикт в противоречие формальным требованиям закона. Не вызывает сомнения что в случае если дело подсудимой В.А. Краскиной рассматривалось бы в ином составе суда, без участия присяжных заседателей, она была бы признана виновной.

Примеры из судебной практики показывают преимущества суда присяжных перед судом в ином составе — из профессиональных судей, ограниченного не только рамками положений закона, но и такими неправовыми ограничителями, как позиция руководства суда, «телефонное» право, фактическая ответственность судьи за отмену решения в судах вышестоящих инстанций. К сожалению, до сего дня эти неправовые средства в полной мере не изжиты из практики российского правосудия.

Суд присяжных, ограничивая действие закона в конкретных случаях необходимости его применения на основании позиции нецелесообразности или излишней репрессивности, фактически имеет возможность в каждом конкретном случае верифицировать закон на соответствие справедливости, возможности отвечать запросам обществам на данный момент его развития.

Отметим, что современная российская судебная практика знает и случаи довольно «спорной» нуллификации закона коллегиями присяжных заседателей. В качестве примера можно привести дважды отмененные впоследствии Верховным судом Российской Федерации оправдательные приговоры суда с участием присяжных заседателей «по делу Ульмана» — в отношении военнослужащих спецназа ГРУ, которые при проведении спецоперации по ликвидации арабского наемника Хаттаба расстреляли мирных чеченских жителей.

Читайте так же:  Деловая оценка персонала

Но в канун Дня Победы ростовский суд присяжных вынес из ряда вон выходящий приговор. Небольшая кучка прощенных за минувшее девятилетие недотепистых мужиков и забитых невзгодами баб пополнилась опасными молодчиками под командованием капитана Эдуарда Ульмана. Палачество оправдано военной необходимостью. Некоторые из заседавших в Северо-Кавказском окружном военном суде присяжных не удержались от аплодисментов собственному решению. О такой «нуллификации» не слыхивали ни в царской России, ни, слава Богу, в новейшее время. С происшедшей трагедией правосудия нельзя смириться, но ее обсуждение нельзя ограничивать лишь сетованием на козни темных сил. Конечно, УПК РФ дает возможность бесконтрольно, а значит, произвольно составлять список приглашаемых для рассмотрения дела присяжных. Да, судьи наловчились манипулировать присяжными и вводить их в заблуждение. Однако в данном случае, боюсь, «тьма власти» и «власть тьмы» охотно шли навстречу друг другу, пока не слились в вердикте, словно облобызались» См.: Пашин, С.А. Трагедия правосудия // Новые известия. 12 мая 2004 г..

В данной оценке приговора, постановленного по «делу Ульмана», С.А. Пашин указывает на неправильность и неправомерность рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей с нарушением правил территориальной подсудности. Уголовное дело, по его мнению, должно быть рассмотрено судом с участием присяжных заседателей в том субъекте РФ, где совершено преступление. Акт безрассудной и дикой нуллификации, имевший место по данному уголовному делу имел место по причине того, что присяжные были выбраны из населения сопредельной региона, судом уровня субъекта которого рассматривалось уголовное дело: «граждане Чеченской Республики — единственные среди народов России — лишены конституционного права участвовать в отправлении правосудия в роли присяжных заседателей. Задумаемся, способны ли жители прилегающих к Чечне территорий быть беспристрастными судьями в подобных ульмановскому делах и могут ли их решения быть объективными?». Второй причиной С.А. Пашин называет падение нравственных ориентиров в российском обществе, низложение таких ценностей как правда и чистая совесть, таких добродетелей как мораль и милосердие.

Далее обратимся к зарубежной судебной практике. Нуллификация закона в суде присяжных в странах англосаксонской правовой семьи не является необычным явлением.

Стоит упомянуть о деле О’Джея Симпсона в США. Чернокожий спортсмен обвинялся в двойном убийстве. По мнению некоторых исследователей адвокаты намеренно сформировали скамью присяжных в основном из афроамериканцев, которые по ходу всего процесса последовательно убеждались в том, что О’Джей Симпсон сидит на скамье подсудимых из-за цвета своей кожи. В конечном итоге присяжными был вынесен оправдательный вердикт, а доказательства обвинения, указывающие на то, что Симпсон виновен в совершении преступления, проигнорированы. Родственники погибших обратились в гражданский суд с иском о возмещении вреда, причиненного убийством. В США правила преюдиции, т.е. принятия без дополнительной проверки фактов, ранее установленных вступившим в силу судебным решением, не действуют. Гражданский суд удовлетворил заявленный иск, взыскав с Симпсона многомиллионную компенсацию. В основу судебного решения легли сведения, указывающие на то, что именно умышленные действия Симпсона повлекли за собой наступление смерти потерпевших [54].

При исследовании отечественной и зарубежной правовой доктрины в части анализа сущности нуллификации в рамках настоящей работы, говорилось о том, что англо-американскими исследователями «juri nullification» заявляется о возможности осуждения присяжными невиновного через нуллификацию при осуществления правосудия. И. Маслов приводит следующий пример из судебной практики США: «23 августа 1921 г. на электрическом стуле в штате Массачусетс по приговору присяжных за убийство кассира и двух охранников обувной фабрики казнены Никола Сакко и Бартоломео Ванцетти. О деле Сакко и Ванцетти сняты фильмы и написаны книги. Советской пропагандой они возведены в статус героев, лидеров рабочего движения, борцов с американским империализмом. Возможно, роль Сакко и Ванцетти в мировом рабочем движении сильно преувеличена, но спустя практически 100 лет с момента провозглашения приговора не отрицается, что доказательств их вины не было. Обвинитель смог убедить присяжных, что Сакко и Ванцетти — представители мафии. Ведь в то время в США слова итальянец и мафиози были синонимами. Вот и лег в основу вердикта о виновности постулат, ошибочный даже с точки зрения формальной логики: итальянец — значит, мафиози, а потому и виновен в убийстве» [54].

Вместе с тем, думаем что акт «ложной нуллификации» можно с не менее убедительной и основательной аргументацией отнести к разряду грубой судебной ошибки, ведь фактически это и есть ошибка, только намеренная. Оставим вопрос об ответственности присяжных, как судей в процессе, за вынесение заведомо неправосудного договора, так как доказать состав этого преступления в данном случае будет весьма сложно — не стоит забывать о тайне совещательной комнаты. Стоит обратить внимание на установленную процессуальным законом невозможность отменить обвинительный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей в суде апелляционной инстанции, по причине несогласия с ним. Указанное, описанное в ключе намеренного осуждения и «ложной нуллификации» — одна из болевых точек правосудия.

Вместе с тем, приведенные в параграфе 2.2 настоящей работы законодательные гарантии защиты человека от незаконного обвинения в суде с участием присяжных (ст. 330, ч. 4, 5 ст. 348 УПК РФ) являются своеобразным «барьером», противопоставленным потенциальной возможности совершения акта «ложной нуллификации». Потому стоит обратить внимание на важность осуществления со стороны председательствующего судьи функции контроля при формировании коллегии присяжных заседателей, проведение им текущего «мониторинга» осуществления коллегией присяжных своих полномочий, а также противодействия возможных манипуляций и незаконного воздействия на присяжных заседателей, необходимости проверки вердикта коллегии присяжных после его вынесения на соответствие законодательству.

Nullificatio (лат.— «уничтожение»).

«Суд присяжных — самая здоровая и удавшаяся

часть судебной реформы…

Как хотите, а русский мужик перехитрил

Источник: http://studwood.ru/604078/pravo/nullifikatsiya_zakona_sudebnoy_praktike_rossiyskogo_zarubezhnogo_pravosudiya

Недостатки вердикта присяжных обязательно должны исследоваться защитником

17 апреля в ходе очередного вебинара ФПА РФ по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Вердикт и приговор в суде присяжных: оценка адвокатом в контексте апелляционного обжалования» выступил советник ФПА РФ, адвокат АП г. Москвы, доцент кафедры уголовно-процессуального права Московского городского юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), кандидат юридических наук Сергей Насонов.

Читайте так же:  Кто должен делать записи в трудовой книжке

Начав свое выступление с того, что обжалованию в суде присяжных подлежит только приговор, лектор сообщил, что обоснованность вердикта вообще не подлежит оспариванию. Тем не менее в жалобах нередко содержатся претензии именно к выводам присяжных, которые «недостаточно объективно оценили выводы специалиста или эксперта». В Постановлении Пленума ВС РФ от 27 ноября 2012 г. отмечается, что отмена приговора, вынесенного на основании вердикта присяжных, возможна только в трех случаях: существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона, несправедливость приговора. Выход за рамки этих апелляционных оснований не имеет смысла.

Таким образом, сам вердикт присяжных не подлежит ни апелляционному, ни кассационному обжалованию, но это вовсе не исключает исследования вердиктов при подготовке апелляционной жалобы. Какие же апелляционные основания могут иметь значение для последующего разрешения дела?

При существенных нарушениях процессуального закона возникают как условные, так и безусловные апелляционные основания. Нарушение, допущенное в процессе рассмотрения дела, в том числе в процедуре предварительных слушаний, может повлечь отмену приговора. Но безусловную отмену влекут вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных, нарушение тайны совещательной комнаты, неясность и противоречивость вердикта.

Законодательство позволяет проверять вердикт даже на предмет его обоснованности – но это вправе сделать только председательствующий в судебном заседании. Председательствующий может не согласиться с обвинительным вердиктом. Если же он полагает, что участие подсудимого в совершении преступления не доказано или не установлено событие преступления, то вправе распустить коллегию и направить дело на новое рассмотрение. На практике защитники пытаются заявить ходатайство об этом, однако оно остается без рассмотрения или без удовлетворения, так как это полномочие председательствующего реализуется без обсуждения на основании его собственной оценки.

Сергей Насонов остановился на особенностях оценки вердикта присяжных. «Мы обычно пытаемся найти недостатки этого процессуального документа, недостатки процедуры его вынесения, нюансы его провозглашения и оформления», – заметил спикер, обратив внимание аудитории на то, что все исправления в вердикте должны быть специально оговорены записью старшины коллегии присяжных. Если адвокат видит, что в этом документе зачеркнуты какие-то фрагменты и нет оговорки, то это является основанием для оспаривания приговора. Со своей стороны, Верховный Суд РФ намерен дать разъяснение всем судам, что значительные исправления влекут обязанность судьи вручить присяжным новый вопросный лист, чтобы они заново ответили на все вопросы.

Вердикт должен быть подписан старшиной. Неподписанный вердикт является юридически незначимым. Такие случаи известны, хотя их и немного. Какие бы то ни было пометки на этом документе не допускаются.

Далее Сергей Насонов перечислил недостатки содержания вердикта, которые нужно учитывать при составлении апелляционной жалобы, – это противоречивость, неясность, неполнота вердикта, выход присяжных за рамки своих полномочий и др.

Лектор подробно рассмотрел противоречия, которые могут содержаться в тексте вердикта. По его словам, оспаривать противоречивость вердикта можно, если краткие ответы на вопросы «не стыкуются», если неясно, каким был ответ на вопрос судьи, если есть расхождения между цифрами опроса и окончательным выводом. Ответы присяжных на частные вопросы также позволяют выявить противоречивость вердикта.

«Очень важно смотреть, какие именно обстоятельства присяжные сочли недоказанными, но затем не исключили из круга действий, которые вменены подсудимому», – подчеркнул Сергей Насонов.

Он привел пример, когда присяжные не ответили на вопрос о виновности, однако привели результаты опроса, свидетельствующие о невиновности подсудимого. Попытка обвинения обжаловать оправдательный приговор по этому вердикту оказалась безуспешной, так как никакого противоречия в нем не было.

Советник ФПА РФ упомянул и о других критериях, которые должны учитываться при оценке вердикта. Так, вердикт является неясным, если не позволяет понять решение присяжных, неполным – когда без ответа остаются некоторые вопросы судьи. Выход вердикта за рамки обвинения обычно объясняется недостатками вопросного листа. А юридически незначимым вердикт признается в случае, если доказанными признаются только те обстоятельства, которые не образуют состава преступления.

В финальной части видеолекции Сергей Насонов рассказал о нарушении соотношения вердикта и приговора, дал несколько практических советов, касающихся содержания апелляционной жалобы на приговор, заметив, что недостатки приговора не обязательно влекут полный пересмотр дела – оно может быть возвращено на этап обсуждения последствий вердикта.

Повтор вебинара будет доступен в субботу, 21 апреля на сайте ФПА. Отметим, что при его просмотре часы квалификации будут засчитаны аналогично тому, как и при просмотре онлайн-трансляции.

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/nedostatki-verdikta-prisyazhnykh-obyazatelno-dolzhny-issledovatsya-zashchitnikom/

Имеет ли право судья не согласится с вердиктом присяжных заседателей?

Судья не имеет никакого права несоглашатся, для чего и был сделан суд присяжных, тоесть людей у которых не может быть предвзятых отношений к обвиняемому. Еще суд присяжных называют, божим судом, они смотрят, на действия человека и на доказательную базу.

Судья может не согласиться, но только с обвинительным вердиктом присяжных ( с оправдательным у него такого права нет). Находясь в совещательной комнате после провозглашения вердикта и следующих за ним процедур,если председательствующий (судья) признает, что обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновного и имеются достаточные основания для постановления оправдательного приговора вследствие того , что не установлено событие преступления либо не доказано участие подсудимого в совершении преступления, то он в этом случае выносит документ (постановление) о роспуске коллегии присяжных и направлении уголовного дела на новое рассмотрение иным составом суда со стадии предварительного слушания.

Причем, такое постановление в апелляционном порядке обжаловано быть не может

Источник: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/536999-imeet-li-pravo-sudja-ne-soglasitsja-s-verdiktom-prisjazhnyh-zasedatelej.html

Вердикт присяжных. Его процессуальное значение и правовые последствия

Судом присяжных может быть постановлен вердикт (оправдательный или обвинительный). Порядок его вынесения и последствия для постановления приговора председательствующим определяются ст. ст. 343-350 УПК РФ. При этом вердикт обладает свойством обязательности как для участников процесса в целом, так и для председательствующего, кроме случаев, когда последний сомневается в объективности коллегии и может объявить о ее роспуске.

Вопросы, поставленные перед присяжными, обсуждаются и ставятся на голосование последовательно: пока не решен первый, не переходят к обсуждению второго и т. д. Закон не запрещает возвращение к обсуждению вопроса, по которому состоялось голосование, если ответ на него вызывает сомнение у кого-либо из присяжных в связи с обсуждением последующих вопросов (в этих случаях допускается повторное голосование).

Стремление к единодушию предполагает добросовестную полемику, внимательное отношение к доводам каждого присяжного заседателя. Недопустимо оказывать психологическое давление на присяжного, оказавшегося в меньшинстве.

Видео (кликните для воспроизведения).

В протоколе судебного заседания должны быть точно указаны время удаления присяжных на совещание и время возвращения их в зал судебного заседания.

Читайте так же:  Причины неосторожного обращения с огнем

Присяжные не имеют права пользоваться уголовным делом, изучать его, так как это нарушило бы принцип непосредственности исследования доказательств. Но они могут использовать свои заметки, сделанные в ходе судебного разбирательства. Не запрещено в период совещания пользоваться кодексами, другими нормативными актами, сборниками постановлений Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ, комментариями к законодательству и научной литературой.

Присяжные не вправе приступить к принятию вердикта по большинству голосов, если не прошло более трех часов после начала заседания. При отсутствии единогласия хотя бы по одному вопросу присяжные обязаны заседать не менее трех часов.

Если присяжные, не достигнув единодушия по всем поставленным перед ними вопросам, в том числе о снисхождении, вернутся в зал для оглашения вердикта до истечения трех часов с момента начала заседания, то председательствующий должен обратить их внимание на допущенное нарушение закона и предложить им продолжать совещание. Вынесение вердикта, принятого по большинству голосов, до истечения трех часов с момента начала совещания, является основанием для отмены приговора суда с участием присяжных заседателей.

Вердикт находит внешнее (формальное) выражение в заполненном присяжными вопросном листе, отражающем результаты голосования и принятые решения. Мотивы и основания принятых решений присяжными не указываются. Вердикт должен быть вынесен в отношении каждого подсудимого. Все поправки и исправления в вердикте должны быть оговорены и удостоверены подписью старшины. Ход совещания при вынесении вердикта не протоколируется. В вердикте не может быть указано, за какой ответ голосовал персонально каждый присяжный заседатель.

Обвинительный вердикт считается принятым, если за утвердительные ответы на каждый из трех вопросов, перечисленных в ч. 1 ст. 339 УПК РФ, проголосовало большинство присяжных заседателей. Оправдательный вердикт считается принятым, если за отрицательный ответ на любой из поставленных в вопросном листе основных вопросов проголосовало не менее шести присяжных заседателей[23].

После возвращения присяжных в зал судебного заседания старшина присяжных передает председательствующему заполненный вопросный лист (вердикт). Председательствующий обязан ознакомиться с вердиктом на предмет выявления в нем неясностей, пробелов и противоречий. Это правомочие председательствующего обусловлено тем, что во многих случаях перед присяжными ставят большое количество дополнительных вопросов и, отвечая на них, присяжные нередко допускают ошибки и неточности. Для внимательного изучения заполненного опросного листа председательствующий может объявить перерыв. Не найдя в вердикте ошибок, противоречий и неточностей, председательствующий возвращает его старшине присяжных, и тот оглашает вердикт.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Х. и Ч. на приговор Верховного Суда Республики Тыва с участием присяжных заседателей от 17 августа 2004 года, которым Х., родившийся 13 апреля 1982 года в с. Тоор-Хем Тоджинского кожууна Республики Тыва, с образованием 3 класса, ранее судимый 30 мая 2003 года по ст. 158 ч. 2 п. п. «а», «б», «в» УК РФ к 2 годам лишения свободы, осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. «в», «ж» УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. п. «а», «в», «к» УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 244 ч. 1 УК РФ к штрафу в сумме 7 тыс. руб. В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательно назначено 21 год лишения свободы со штрафом в сумме 7 тыс. руб. с отбыванием первых трех лет в тюрьме, остальных — в исправительной колонии строгого режима.

Ч., родившийся 27 августа 1975 года в пос. Хову-Аксы Тандынского кожууна Республики Тыва, со средним образованием, ранее не судимый, осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. «а», «в», «д», «к» УК РФ к 20 годам лишения свободы, по ст. 115 ч. 1 УК РФ (два преступления) по каждому из них к штрафу в сумме 7 тыс. руб., по ст. 105 ч. 2 п. «в», «ж» УК РФ к 15 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 25 лет лишения свободы со штрафом в сумме 10 тыс. руб. с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, остальных — в исправительной колонии строгого режима.

Осужденный Ч. просил отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение. Он считал, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, его вина в совершении преступления не доказана. Высказал мнение, что для обсуждения вердикта присяжные заседатели затратили мало времени, что ставит под сомнение его законность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усмотрела.

Как видно из материалов дела Ч. и Х. изъявили желание о рассмотрении уголовного дела в отношении их судом с участием присяжных заседателей. Их просьба была удовлетворена, при этом им подробно был разъяснен порядок рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, последствия вынесения обвинительного вердикта и процессуальные особенности его обжалования. Свое желание о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей они подтвердили при проведении предварительного слушания. Коллегия присяжных заседателей сформирована с соблюдением закона. Коллегией признано доказанным, что они совершили инкриминируемые им деяния. Вердикт присяжных заседателей председательствующим по делу признан ясным и непротиворечивым, нарушений требований закона при его вынесении не установлено. В судебном заседании использовались лишь допустимые доказательства, приговор постановлен в соответствии с вердиктом присяжных заседателей и по основаниям, изложенным в п. 1 ст. 379 УПК РФ, не может быть отменен. Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по материалам дела не установлено[24].

Другой пример. Судом присяжных Краснодарского краевого суда 27 февраля 2002г. Бутылюк осужден по п. «в» ч. 3 ст. 131 УК РФ и по п.п. «в, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. На основании вердикта коллегии присяжных заседателей он признан виновным в том, что 22 мая 2001г. совершил изнасилование малолетней К., 1989 года рождения, и ее убийство с целью сокрытия преступления.

В кассационной жалобе осужденный Бутылюк, ссылаясь на то, что в отношении него уже состоялся ранее (2 октября 2001г.) оправдательный вердикт коллегии присяжных заседателей, считал и повторное рассмотрение дела и решение о роспуске коллегии присяжных заседателей незаконным.

Читайте так же:  Кто является участником боевых действий

Председательствующий, признав вердикт неясным или противоречивым, указывает присяжным на эти дефекты вердикта и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для устранения обнаруженных неточностей. Однако председательствующий не вправе оспаривать существо вердикта.

Выслушав мнения сторон, председательствующий вправе внести в вопросный лист изменения, в частности поставить новые или скорректировать прежние вопросы. В этом случае председательствующий произносит напутственное слово по поводу изменений в вопросном листе, после чего коллегия присяжных заседателей возвращается в совещательную комнату.

Судья может вместо обвинительного приговора вынести постановление о новом рассмотрении дела в ином составе присяжных, если дефекты вердикта указывают на осуждение невиновного (ч. 5 ст. 348 УПК РФ).

Немедленно после оглашения старшиной присяжных оправдательного вердикта судья объявляет подсудимого оправданным и освобождает его из-под стражи в зале суда.

Подсудимый, признанный виновным в совершении преступления, за которое Уголовным кодексом не предусмотрены наказания в виде лишения свободы или ареста, также подлежит немедленному освобождению из-под стражи в зале суда (п. 4 ст. 311 УПК РФ).

Обсуждение последствий обвинительного или оправдательного вердикта — самостоятельный этап судебного разбирательства. Этот этап не может быть отложен.

При обсуждении последствий вердикта выясняются и решаются вопросы как факта, так и права. К вопросам факта относятся: фактические данные, характеризующие личность подсудимого, в отношении которого вынесен обвинительный вердикт, их влияние на вид и меру наказания, включая сведения о неснятой и непогашенной судимости; фактические данные, являющиеся основаниями решения правовых проблем (доказанность гражданского иска и др.).

К вопросам права относятся: наличие или отсутствие состава преступления в действиях (бездействии) подсудимого, в частности необходимой обороны, крайней необходимости, правомерного задержания преступника; уголовно-правовая квалификация деяния; назначение виновному наказания; признание подсудимого рецидивистом; определение вида уголовно-исполнительного учреждения с соответствующим режимом, куда должен быть помещен осужденный; освобождение от уголовной ответственности и наказания; невменяемость; решение вопросов об удовлетворении или отклонении гражданского иска, судьбе вещественных доказательств, мере пресечения.

Обсуждение последствий вердикта делится на следующие этапы: 1) подготовительная часть; 2) судебное следствие; 3) прения сторон; 4) последнее слово подсудимого; 5) вынесение приговора.

В подготовительной части судья открывает заседание, проверяет явку в суд свидетелей и экспертов, не вызывавшихся в судебное заседание с участием присяжных заседателей, и удаляет их из зала судебного заседания, разъясняет подсудимому и другим участникам процесса их права на данном этапе судебного разбирательства, разрешает заявленные ходатайства (ст. 261-272 УПК РФ).

В судебном следствии, построенном на принципе состязательности, судья предоставляет возможность сторонам представить и исследовать доказательства в последовательности, указанной в ст. 274 УПК РФ. Подсудимый и защитник представляют доказательства после стороны обвинения. Они имеют право на участие в исследовании доказательств, представленных стороной обвинения (перекрестный допрос). Таким же правом пользуется сторона обвинения. В судебном заседании могут быть проведены все судебные действия, указанные в ст. 275-290 УПК РФ.

Стороны выступают в прениях и с репликами в той же последовательности, что и при рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. Стороны не вправе при этом ссылаться на доказательства, не исследованные на данном этапе судебного разбирательства. Любая из сторон вправе высказать свое мнение о том, как должны быть решены все вопросы факта и права.

Если подсудимый оправдан вердиктом присяжных заседателей, то стороны не вправе доказывать его виновность. Но признание подсудимого виновным вердиктом присяжных не исключает возможности доказывания отсутствия в его действиях состава преступления (это правовой вопрос).

Председательствующий не вправе останавливать сторону, если она приводит не только правовое, но и фактическое обоснование юридических последствий вердикта.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: http://studopedia.ru/8_152219_verdikt-prisyazhnih-ego-protsessualnoe-znachenie-i-pravovie-posledstviya.html

ЕСПЧ: Суды должны тщательнее проверять беспристрастность присяжных

28 мая Европейский Суд вынес Постановление по делу «Кабанов против России» по жалобе Александра Кабанова на нарушение его прав отсутствием беспристрастности присяжных заседателей, вынесших ему обвинительных приговор по результатам рассмотрения уголовного дела.

Обстоятельства дела

В 2008 г. в Ульяновском областном суде присяжные рассматривали уголовное дело в отношении 11 человек, обвиняемых в совершении различных преступлений в составе организованной группы. Среди подсудимых был Александр Кабанов, которому вменялось совершение различных преступлений, предусмотренных ст. 126 (похищение человека), 158 (кража), 162 (разбой), 209 (бандитизм) УК РФ.

9 июня того же года присяжные удалились на совещание, а через несколько дней старшина присяжных заседателей направил председательствующему судье записку с просьбой отстранить присяжную А. от участия в деле в связи с ее неподобающим поведением. Так, А. всячески нарушала судебный процесс: она оказывала на присяжных давление, повышала голос на них и обрывала их выступления.

Из текста записки следовало, что 11 июня А. распространила среди других присяжных информацию о важнейшем аспекте в уголовном деле, которая не была предметом исследования в судебном процессе, ссылаясь на достоверный источник из правоохранительных органов. По мнению старшины присяжных, поведение А. могло поставить под угрозу объективность присяжных. Он также попросил председательствующего судью разъяснить присяжным необходимость не принимать во внимание информацию, распространенную А.

Содержание вышеуказанной записки старшины присяжных не было доведено до присяжных, которым председательствующий судья напомнил в своем напутственном слове лишь их права и обязанности в соответствии с уголовно-процессуальным законом.

20 июня 2009 г. присяжные вынесли вердикт подсудимым. В частности, Александр Кабанов был признан виновным по двум пунктам обвинения (п. «а» ч. 3 ст. 126, подп. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ) и оправдан по шести другим за неустановлением событий преступлений или причастности к их совершению. На основании вердикта областной суд приговорил заявителя к 15 годам лишения свободы.

Впоследствии Александр Кабанов безрезультатно обжаловал приговор. В своей апелляционной жалобе он ссылался на отсутствие у присяжных необходимой беспристрастности в отношении него. Он также утверждал о разглашении А. информации о прослушивании правоохранительными органами телефонных переговоров обвиняемых. По мнению заявителя, оглашение записки старшины присяжных убедило бы последних в его невиновности.

Верховный Суд оставил приговор в силе, но в дальнейшем Президиум ВС вернул дело на новое рассмотрение в Судебную коллегию по уголовным делам. В своем кассационном определении от 12 октября 2010 г. коллегия поддержала приговор Ульяновского областного суда. «Согласно протоколу судебного заседания и вердикту коллегии присяжных заседателей после напутственного слова коллегия присяжных заседателей удалилась в совещательную комнату для вынесения вердикта. Тайна совещания присяжных была соблюдена (ст. 341 УПК РФ). Записка старшины и другие записи, на которые имеется ссылка в жалобах, не являются частью вердикта, который соответствует закону», – указано в кассационном определении.

Читайте так же:  При оформлении опекунства какие выплаты

Доводы сторон в ЕСПЧ

В своей жалобе в Европейский Суд Александр Кабанов утверждал, что его уголовное дело не было рассмотрено беспристрастным судом. Гражданин заявил об общей пассивности председательствующего судьи, который проигнорировал утверждения старшины присяжных заседателей о поведении одного из них. Таким образом, по его мнению, была нарушена ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В этой связи россиянин потребовал присуждения ему компенсации морального вреда на сумму 200 тыс. евро.

В отзыве Правительства РФ указано, что после получения записки от старшины присяжных заседателей об отводе одного из них председательствующий судья напомнил последним их основные права и обязанности, а также порядок совещания и голосования в совещательной комнате. В этой связи, как пояснило государство-ответчик, заявитель не доказал факт нарушения судом присяжных его прав. Также отмечалось, что согласно нормам УПК РФ председательствующий судья не обязан разглашать содержание записок, полученных от старшины присяжных, а последний не вправе просить судью отстранить одного из присяжных. Председательствующий судья не имел права заменить присяжных на совещательном этапе во избежание нарушения принципа независимости судей, которым уподобляются присяжные.

Как пояснила российская сторона, Верховный Суд РФ подтвердил факт предупреждения председательствующим судьей присяжных о том, что они не могут опираться на не исследованные в судебном процессе доказательства. Вердикт присяжных, которым заявитель был оправдан по ряду обвинений, свидетельствует об их беспристрастности. Правительство также указало, что в случае выявления нарушений сумма присуждаемой компенсации должна определяться ЕСПЧ с учетом его прецедентной практики.

В ответ на правительственные возражения Александр Кабанов указал на обязанность председательствующего судьи проверить факт сбора одним из присяжных информации, не исследуемой в судебном процессе. Гражданин отметил недостаточность разъяснений председательствующим судьей прав и обязанностей присяжных ввиду серьезности проступка одного из них.

Выводы Европейского Суда

Изучив материалы дела, Европейский Суд пришел к выводу об обоснованности жалобы Александра Кабанова. ЕСПЧ отметил, что суд, в том числе с участием присяжных, должен быть беспристрастным как с субъективной, так и с объективной точки зрения. В каждом судебном процессе суды должны проверять наличие требуемой беспристрастности и провести расследование событий, которые могут угрожать ей. Также Суд напомнил, что присяжные должны воздерживаться не только от общения с кем-либо в ходе судебного процесса, но и от получения каких-либо сведений о рассматриваемом уголовном деле из внешних источников.

Относительно рассматриваемого дела Страсбургский суд отметил факт непредоставления российской стороной протокола судебного заседания по делу заявителя. Как указал Суд, утверждение старшиной присяжных заседателей о действиях А. должно было побудить председательствующего судью расследовать указанный инцидент. Также ЕСПЧ отметил, что разъяснение в напутственном слове прав и обязанностей присяжных не гарантировало в достаточной мере их беспристрастность.

В этой связи ЕСПЧ пришел к выводу о том, что права заявителя были серьезно нарушены отсутствием необходимых гарантий, исключающих любые сомнения в беспристрастности вынесенного в отношении него обвинительного приговора, не проверенного должным образом апелляцией. Поэтому рассмотрение уголовного дела в составе независимого и беспристрастного суда являлось бы наиболее подходящим средством правовой защиты в рассматриваемом деле. Исходя из п. 5 ст. 415 УПК РФ только председатель Верховного Суда РФ правомочен распорядиться о пересмотре приговора по обстоятельствам, указанным в п. 2 ст. 413 Кодекса, поэтому ЕСПЧ предусмотрел возможность выплаты заявителю компенсации морального вреда на случай отсутствия такого пересмотра.

Европейский Суд выявил нарушение ч. 1 ст. 6 Европейской конвенции и присудил заявителю 7,8 тыс. евро в виде компенсации морального вреда, которая будет получена последним в случае отсутствия возобновления судебного процесса по его уголовному делу.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Страсбургского суда

По словам эксперта по работе с ЕСПЧ Антона Рыжова, Суд в очередной раз напомнил, что в ситуациях, когда возникают сомнения в беспристрастности того или иного присяжного заседателя, председательствующий судья не должен оставаться пассивным: «Он, напротив, должен использовать все имеющиеся в его распоряжении полномочия, чтобы не только еще раз формально напомнить присяжным об их установленных законом обязанностях, но и провести своеобразное расследование спорного инцидента».

Юрист отметил, что в рассматриваемом случае председательствующий после получения записки о ненадлежащем поведении одного из присяжных не собрал присяжных для разбора ситуации и обеспечения того, чтобы его инструкции были хорошо поняты последними. «Кроме того, ЕСПЧ отметил, что суд второй инстанции никак не исправил допущенное нарушение, не дав никакой оценки ситуации с запиской, хотя в жалобе на приговор заявитель ссылался на это обстоятельство», – пояснил Антон Рыжов.

В свою очередь партнер АБ «Мусаев и партнеры» Надежда Ермолаева подчеркнула, что ЕСПЧ в своем постановлении отметил, что он не может судить о доказательственном значении записки старшины присяжных, однако российское правительство не представило никаких доказательств, свидетельствующих о должном проведении судебного разбирательства и оценке потенциальной необъективности присяжных. «Так, национальный суд не распорядился провести расследование доводов старшины присяжных, как это было сделано в деле “Никотин против России”, на которое ссылается Суд в своем решении. Российский суд также не выяснил у присяжного, может ли он продолжать участвовать в разбирательстве и вынести вердикт только на основании сведений, полученных в судебных заседаниях, а не извне. Европейский Суд напомнил о том, что председательствующий судья имел полномочие исключить присяжного из коллегии», – отметила она.

Адвокат добавила, что вероятность исключения присяжного из коллегии на этапе обсуждения вердикта в отечественной судебной практике крайне мала: «Ведь до удаления заседателей в совещательную комнату председательствующий уже освободил от участия в процессе запасных присяжных, а значит, выбывшего будет просто некем заменить. Сообщение одним присяжным в совещательной комнате сведений, полученных вне рамок судебного разбирательства, ставит под сомнение не только беспристрастность этого присяжного, но и дает основание говорить о тенденциозности всей коллегии».

Надежда Ермолаева полагает, что выяснение возможности дальнейшего участия присяжных в судебном процессе без оглядки на ранее сообщенные им сведения и напоминание их обязанностей в напутственном слове судьи не гарантируют того, что восприятие доказательств в судебном заседании не будет искажено под влиянием недозволительной информации.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/espch-sudy-dolzhny-tshchatelnee-proveryat-bespristrastnost-prisyazhnykh/

Аннуляционный вердикт суда присяжных это
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here