Меню
12+

«Знамя труда». Общественно-политическая газета Каратузского района

28.10.2016 15:08 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 44 от 28.10.2016 г.

Есть чем гордиться

Автор: Татьяна Дудникова
корреспондент

Надежда Семеновна и Владимир Ананьевич Савины

В сентябре моторская школа на несколько дней превратилась в картинную галерею: 64 этюда, в каждом из которых учащиеся, педагоги, гости узнавали уголки родного села. Вот она горка с тропинкой, ведущей в лесные массивы, а вот и речка Кундулук с плещущейся в ней детворой, а вот здесь зимний лес, завораживающий своей снежной пеленой, а на другом этюде дом, который стоит до сих пор, хотя немного и изменился – время берет свое. А когда­то в нем жил тот самый мальчишка, который и организовал эту выставку картин. 

Сегодня он уже взрослый мужчина, большую часть жизни проживший в Красноярске, но никогда не забывающий о  одной земле. Именно сюда он вместе с семьей приезжал каждый год, чтобы вдохнуть аромат своего детства, показать детям всю красоту сибирской природы и запечатлеть ее на холстике. Сын и дочка выросли, у каждого своя дорога, но он продолжает со своей супругой приезжать туда, где его душа отдыхает. Владимир Ананьевич и Надежда Семеновна Савины, всегда вместе, никто из моторчан не припомнит, чтобы они приезжали по раздельности.

 

любовь

с детства

 

Родился Владимир 31 августа 1940 года в Моторском. Здесь же учился в школе, тогда еще одноэтажной,  деревянной. Любовь к рисованию живет в нем с детства, хотя никто из родителей не имел художественного образования. Он умел видеть в обыденных для всех вещах то, что на бумаге превращалось в неописуемую красоту. Его завораживал этот мир искусства, поэтому в седьмом классе Владимир поступил на заочное отделение московского народного университета искусств, направление «Рисунок и живопись». А сразу после школы пробовал поступить в художественное училище им. Сурикова, но ему не хватило подготовки.

В 1960 году парня призвали в армию, в Польшу, в роту Почетного караула. Не раз Владимир встречал на аэродромах глав правительств. За хорошую службу его фамилию занесли в Книгу Почета части.

– Я много рисовал, – вспоминает В.А. Савин. – Зачастую занимался оформлением части. В армии как раз окончил университет, получил диплом. После демобилизации вернулся в Моторское. Побыл там немного и решил еще раз попробовать поступить в суриковское училище. Но так как это уже была осень, мне ответили, что набор закончен, приходите на следующий год. Ну я им и говорю, примите меня кем­нибудь на работу, но с условием, что смогу посещать занятия первокурсников в качестве слушателя, заодно и подготовлюсь к поступлению. Я же понимал, что моей заочной подготовки мне не хватает. «Стул сможешь смастерить», – спросили они. Отвечаю: «Запросто». Так и взяли меня разнорабочим.

Что попросят, сделаю и бегом на занятия. Выполнял все задания, что и студенты. Они рисуют – я тоже, у них по расписанию живопись – значит и у меня тоже. Одна из преподавательниц мне говорит: «Слушай, у тебя работы хорошие, ты ходи на второй курс». После первого семестра так и сделал: стал выполнять задания и за первый, и за второй курсы. Все отучатся, домой уходят, а я остаюсь и продолжаю рисовать. В конце учебного года все студенты вывешивали на больших полотнах свои работы за год. Для этого использовали дешевые обои: склеивали их, прикрепляли к стене от самого потолка и до пола, после чего размещали на них картины, а педагогический совет оценивал их. Если что­то понравилось, то на работу ставили букву «Ф» – это значило, что картину забирают в хранилищный фонд училища. В общем, стали зачитывать оценки, слышу моя фамилия: «Савин. Рисунок – четыре, живопись – четыре, композиция – четыре. Зачислить студентом на третий курс и назначить стипендию». Так вот получилось, что за один год два курса окончил.

 

творческий дуэт

 

Здесь же судьба свела Владимира с его будущей супругой Надеждой.

– Я на пятом курсе училась, а он на третьем, когда мы познакомились, – рассказывает Надежда Семеновна. – Сама из Минусинска, рисовать тоже с детства любила, на художественный кружок в дом пионеров ходила.  Помню, еще в садике нам дали задание изобразить Кремль. А после мой рисунок всем показывали, видимо, красивый получился. Да и в школе мои способности отмечали. Поэтому после седьмого класса, в 1958 году, поехала поступать в суриковское училище. Оно как раз только открылось, и это был первый набор. 

Я получила диплом, и мы поженились. Но меня направили работать в  минусинский театр главным художником, потому как на пятом курсе я проходила практику в красноярском пушкинском театре именно художником. Делать нечего, поехала, но, как оказалось, к тому времени уже нашли специалиста из Москвы или Подмосковья, точно не помню. Поэтому я вернулась обратно, в Красноярск, устроилась в художественный фонд при союзе художников. В то время все рисовали, это сейчас оформители распечатают картинку с помощью техники, украсят, и готово, а мы тогда все сами делали, в выставках участвовали. Владимир продолжал учебу и помогал мне в фонде. Потом получил диплом, отработал год в школе № 29 учителем рисования и черчения и уже в качестве художника пришел ко мне в фонд, где мы и трудились до самой пенсии. Двух детей нарожали – сына Игоря и дочку Ирину.

Этот творческий дуэт не останавливался на достигнутом. Они вместе окончили иконописную школу – не одну икону они написали для храма Святителя Николая, что на берегу Енисея находится, освоили золочение, занимались мозаикой, чеканкой. И если вы бывали на привокзальной железнодорожной площади в Красноярске, то, возможно, видели на стене главпочтамта сделанное мозаикой огромное панно, на котором изображены Ленин, Крупская и их сподвижники. В создании этой панорамы в составе группы из семи человек принимал участие и Владимир Ананьевич.

Супруги Савины старались запечатлеть на листе бумаги всю красоту мира, где приходилось бывать, – на строительстве саяно­шушенской ГЭС, на Байкале, в полях, тем самым прославляя труд хлеборобов и доярок. Им заказывали портреты Героев Социалистического Труда, первых лиц города. До сих пор один из портретов кавалера ордена Славы, выполненный Владимиром Ананьевичем, находится в  красноярском краеведческом музее.

Стоит ли говорить о том, что многие из своих картин они раздаривали близким и друзьям. Думаю, это и так понятно.

 

история

на холсте

 

В 90­е годы, когда в стране началась перестройка, заказов у Савина практически не было, надо было как­то выживать, поэтому Владимир стал писать пейзажи со своих этюдов.

– Приносил свои работы в салон­магазин, их оценивали, продавали, после чего отдавали мне деньги, – говорит художник. – Мне нравилось, что я, оказывается, нужен людям. Когда картины продавали, всегда интересовался, кто и куда ее приобрел, поэтому знаю, что несколько моих работ находятся за рубежом: в Штатах, Словении, Путивле (Украина), также в Абакане, республике Туве и других городах. Две картины отправлял в Ростов­на­Дону своему классному руководителю Зинаиде Петровне Соболевой, она сейчас там живет, и мы до сих пор поддерживаем связь.

Картин у нас много дома. Вот собрался и решил хоть один раз выставку на родной земле, в школе, сделать. Ведь некоторые взрослые, а тогда еще мальчишки и девчонки, стояли у меня за плечами и наблюдали за тем, как я писал эти этюды. Этюд – это же не картина, а рабочий материал, с помощью которого передается то состояние, которое ты испытывал, находясь в том самом месте. Здесь не изображается каждая травинка. Вообще, этюд в среднем создается 2­2,5 часа, а бывало, и за 15 минут успевал передать красоту заката, например. А чтобы нарисовать зимний пейзаж, разводил костер и подогревал палитру с красками. Это пишется все с натуры, в быстром темпе. Потом, в мастерской, когда ты хочешь использовать и увеличить этот пейзаж, бывает и месяца не хватает. На этюднике кладешь мазки и не думаешь, что получится, просто творишь, пропускаешь всю эту красоту через себя.  

Все эти работы размером 30 на 50, 40 на 50 см написаны на холстике, картоне, поэтому пришлось делать для них рамы, натягивать, оформлять. И это малая часть того, а сколько еще осталось дома. Исходил из расчета, сколько вместится в мою машину. Ведь это, с другой стороны, еще и история села. К примеру, на одном из этюдов изображен маслозавод, мы там сметану и масло покупали, сейчас, конечно, его уже нет, все поросло березняком. Думаю, не только ученикам, но и взрослым это интересно.

 

с мечтою по жизни

 

Еще одна мечта была у Владимира Ананьевича длинною в несколько десятков лет – собрать свой самолет. Первые пробы делал еще в школьные годы, когда родители начали строить дом. Прямо в этом еще недостроенном помещении он и пытался выпилить несколько деталей, собрать их вместе, но не все так просто оказалось. Поэтому мечта ждала своего времени.

– В 23 года, когда уже отслужил в армии и учился в училище, пришел в аэроклуб в надежде, что там меня научат летать, – продолжает разговор мой собеседник. – Но мне ответили, что берут только до 21 года, мол, молодежь к армии подготавливают. Ну, я и решил, что тогда сам самолет построю. Накупил тематических книг и начал проектировать, чертить: в училище у нас преподавали машиностроительное черчение, поэтому все схемы в книгах понимал без труда. Потом еще много лет шел к своей мечте. Ее реализация началась, когда уже сын учился в институте. Видимо, мое увлечение передалось и Игорю. В школе он посещал авиамодельный кружок, был даже чемпионом города по авиамоделям воздушного боя, а потом поступил в московский авиационный институт (МАИ), на факультет самолетостроения. Сейчас там же, в Москве, работает пилотом­спортсменом, выступает на соревнованиях по высшему пилотажу.  Вот мы с ним на стене натягивали огромный лист бумаги, чтобы все было в натуральную величину, он садился на стул, а я обводил его по контуру из расчета, чтобы поместиться в самолет. Так и вычертили чертеж настоящего самолета.

Из чего делать? Решили из тоненьких деревянных реечек размером 4 на 4. Пришлось соорудить специальный станок для этого. К тому времени у нас с супругой уже появилась своя мастерская, в которой мы писали картины, вот там же и самолет стал собирать. Сначала из реек создал каркас.

Как­то сын пишет: «Папа, у нас в музее в МАИ есть двухмоторный английский бомбардировщик «Москит», он тоже сделан из реечек 4 на 4». Я и поехал посмотреть. Оказалось, что из реек делается набор, обклеивается стеклотканью или шпоном. По такой технологии у нас в России самолеты ЯК­1 и ЯК­2 были построены. В общем, на строительство у меня еще 10 лет ушло. До этого пробовал другой аппарат построить – вертолет, но потом отцепился и все­таки перешел на этот самолет.

Пока мой проект претворялся в жизнь, я вместе с дочерью посещал кружок планера на острове Татышева, где нас учили летать.

Когда наконец­то мечта осуществилась, и стеклопластиковый самолет был готов, начались первые испытания на острове Татышева. Сказать, что страшно, – нет, наоборот – эйфория. Это же не так, что раз – и полетел. Сначала я на нем ездил по острову, но раз, колесо отвалилось, исправил и снова кататься. Потом приподнял его немного в воздух – сел, и так несколько раз. Но на острове сильно­то негде полетать, деревья, поэтому увезли самолет за город. И там уже начал летать по­настоящему. Лечу, высота уже 100 метров, думаю, хватит, пошел на посадку, а аппарат не садится. Побольше круг сделал и потихоньку, но все же приземлился. Потом­то понял, в чем дело, и исправил свою недоделку.

Конечно, увидеть мир с высоты птичьего полета – это здорово, там все не так, как ты видишь с земли, по­другому, можно даже заблудиться в этих бескрайних просторах. Наконец­то моя мечта была осуществлена. У меня даже фильм про это есть.

Сейчас мой самолет находится на аэродроме Манский, в 80 км от Красноярска. Иногда приезжаю и летаю на своем детище. В 2009 году официально зарегистрировал его в государственном реестре воздушных судов Российской Федерации, получил свидетельство и бортовой номер. К тому же в 70 лет прошел экспертную летную медицинскую комиссию в Москве, чтобы получить пилотское удостоверение. Хотя в Красноярске мне отказали, сказав, что только до 60 лет принимают.

Да, я рад, что смог осуществить то, о чем мечтал с самого детства. То, что ты испытываешь, когда добиваешься поставленной цели, не опишешь. Это надо прочувствовать, дойти до этого самостоятельно.

 

продолжать

быть счастливыми

 

Владимир Ананьевич и Надежда Семеновна считают себя счастливыми людьми. Их жизнь сложилась так, как они этого хотели. Сейчас, конечно, они уже стали меньше писать картин, но если вдруг попросят – никогда не откажут. Есть у них и несколько других любимых занятий. Надежда Семеновна, к примеру, любит разрисовывать камни, которые с удовольствием забирает их внучка. А Владимир Ананьевич увлекается созданием фильмов, постоянно что­то новое ищет в интернете, изучает. Их дочь Ирина тоже человек творческий. Ее профессия требует умения видеть красоту, так как работает она на Мосфильме – подготавливает все для съемок по сюжету, согласовывает с режиссером и главным художником фильма места проведения съемок, интерьеры и тому подобное. Поэтому для себя она, уже будучи взрослой, учится рисовать.

Все эти годы супруги Савины шагали рядом друг с другом, со своими детками и любимыми занятиями. Есть о чем вспомнить, чем гордиться и просто продолжать быть счастливыми, даря красоту окружающим.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

51