Меню
12+

«Знамя труда». Общественно-политическая газета Каратузского района

04.05.2018 08:21 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 18 от 04.05.2018 г.

Она в войну трудилась, чтоб жить теперь нам с вами

Автор: Татьяна Меньшикова
корреспондент

Этот материал я написала еще в 2011 году. И все лежал он, ожидая каких­-то доработок, которых, как мне казалось, не хватало. В марте этого года бабули не стало, статью о себе она так и не прочитала в районной газете. Пусть читают внуки и правнуки, не все из них знают историю ее жизни.

Нина Гуляева родилась 1 сентября 1932 года в с. Сагайском в семье Марии и Василия Квасниковых, приехавших в Сибирь из Тульской области. В сельсовете дату рождения записали первым сентября, а родилась она, по словам прабабушки Марии, когда ячмень стали жать. Тогда ведь строгих календарей не вели, все приурочивали к праздникам или сезонным работам. Нина стала третьей дочерью в семье.

Василий Прохорович был грамотным – редкость по тем временам, работал бухгалтером в сагайском колхозе, а жена его Мария – разнорабочей. Осенью 1940­го Нина пошла в первый класс местной школы, быстро освоила азбуку. Кстати, несмотря на образование в семь классов, бабушка была очень грамотной от природы и всегда находила ошибки в газете, которую до последних дней жизни читала от корки до корки, даже все объявления.

В июне 1941­го началась война. Баба Нина вспоминала, как они провожали отца на фронт: он плакал, не хотел расставаться с любимыми четырьмя дочками, а потом разбил бутылку водки о камни, которыми был выложен двор их дома, и на телеге уехал в райцентр.

кончилось детство

Когда мужа призвали на фронт, Мария осталась с четырьмя детьми на руках, младшей Лидочке было только пять. Нелегко было вспоминать Нине Васильевне те годы: обменяет мама на базаре в Каратузе (туда­обратно 14 километров) молоко на две маленькие булочки, принесет детям, разделит каждую пополам, ничего себе не оставляя. Старшие­то терпели голод, а младшая плачет: «Еще хочу», а где взять. Картошка, которая в годы войны почему­то тоже плохо родилась, да тыква – вот самая еда. На семена от картофеля оставляли только маленькую часть с «глазками», а тыкву, по словам Нины Васильевны, их мама готовила очень вкусно: срежет с нее верхушку, вычистит мякоть, нальет внутрь молока и поставит в натопленную русскую печь – пальчики оближешь. Сахара не было вовсе, а соль только в самых малых количествах, за ней пешком дети ходили аж в Старомолино. Вместо пряников у детей войны были кружочки из мерзлого картофеля, жареные прямо на печи. Летом вся ягода, вся трава, что в округе росла – в рот отправлялась, а вот зимой сложнее.

Старшие девочки уже трудились, а Нина во всем маме по дому, по хозяйству помогала. Вспоминает один случай, как решилась одна на быке за дровами ехать. До этого они с мамой их готовили, а тут дочь захотела облегчить и без того нелегкую жизнь сельской труженицы. Но бык – не лошадь, в упряжке ходить не приучен, вот и растрепал он все узы, и вместе с Нининой шалью, которой она пыталась его привязать к палкам, заменяющим оглобли, убежал. Осталась она одна в чистом заснеженном поле. Бык домой вернулся ближе к ночи, а дочери нет. Мама в слезы и бегом Нину искать. Благо, что девочку приютили на колхозной кошаре, обогрели, накормили. Когда мама появилась в дверях, рыдали обе.

В 11 лет Нина уже в колхозе работала. Табак садила, полола, пасынковала, убирала. Потом помогала маме за телятами ходить. Днем в школе, а вечером на ферме.

Прибежит Нина с фермы далеко за полночь, посмотрит, что кастрюли пустые, поплачет и ложится спать на голодный желудок. Бога о смерти молили, когда совсем нестерпимо хотелось есть.

Отец, Василий Прохорович, после ранения в лениградском госпитале лечился. Там приглянулась ему медсестра, вот и решил он в городе на Неве остаться. А как там, в Сибири, его четверо девчонок выживать будут, не подумал. Нина Васильевна вспоминает, что и мясо лошадей ели, которые от старости или истощения дохли, и ничего, выжили.

– Мы хоть и голодали, и мерзли, но зато не слышали выстрелов, взрывов, – всегда говорила бабушка.

в город

на неве

Семь классов в сагайской школе окончила Нина Васильева, в восьмой стала в Каратуз ездить. Старшие сестры замуж вышли, у них свои семьи, заботы. Поездила немного Нина в каратузскую школу и пошла работать в колхоз, маме тяжело одной ее учить было.

В 1947 году в гости приехал отец и обманом увез Нину в Ленинград: сказал, что потом и маму с младшей сестрой заберет. Они ведь тогда не знали, что у Василия Прохоровича в городе уже новая жена. Когда отец по приезде представил Нине новую маму, у нее случился нервный срыв. Девочка тяжело заболела, больше месяца лежала в больнице. Отец водил ее в Таврический сад, цирк. Будни, когда отец и мачеха были на работе, девочка проводила с мамой мачехи – бабушка брала ее с собой в церковь. Налюбовавшись красотами города Петра Великого, Нина засобиралась домой, к маме, сильно скучала она по родному человеку, с которым вместе было столько пережито. Но отец не пускал ее, обещал на завод устроить.

– Выйду во двор, сяду на лавочку и плачу, – рассказывала Нина Васильевна. – Заприметила меня одна их жительниц дома, спросила, почему каждый день во дворе плачу. Я ей все рассказала. Женщина оказалась женой военного в большом звании. Научила меня сказать отцу, что пожалуется мужу. Я так и сделала. Отец сразу купил мне билет, посадил в Москве на поезд, и отправилась я домой, к маме. Одна добиралась до Сибири.

Приехала в Сагайское, а в избе никого нет, все на пашне – картошку копают. Я туда отправилась, иду в белой кофточке, коричневой юбочке, родные меня сразу и не признали. А сколько слез радости было при встрече.

По возвращении из северной столицы Нина пошла работать в колхоз. В то время всю молодежь на лесозаготовки «гоняли». По пояс в снегу вручную пилили девушки огромные деревья. Однажды на глазах у них упавшее неправильно дерево убило подругу. Нину от плохого питания да постоянного нахождения на холоде начала бить лихорадка. Врачи освободили ее от лесозаготовок и направили на свиноферму. Рабочий день там ненормированный, а когда опоросы начинались, так и спать некогда было. Прибежит домой, перекусит и обратно на ферму. За хорошую работу юную свинарку премировали поросеночком, а это в хозяйстве хороший доход. За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны Н.В. Гуляева награждена медалью. Она была ветераном труда.

замуж за городского

В 1952 году в село приехал парень аж из самой Астрахани. Анатолий Гуляев служил в армии с сибиряком, и уж очень ему захотелось посмотреть наши края, о которых рассказывали столько небылиц. В Сагайске Толя увидел Нину Квасникову и сразу влюбился в белокурую красавицу. Кавалеров у девушки хватало, но все они были деревенские, а приезжий в Каратузе механиком на маслозаводе работал. В общем, маме Нина сказала так: «Я за него только на три дня замуж выйду, чтобы из колхоза уехать». Три дня стали тремя с лишним десятками лет, а паренек, выросший на берегах Волги­матушки, навсегда остался в Сибири.

После свадьбы молодые устроились в районный отдел культуры: Анатолий – инструктором по культуре, а Нина – счетоводом­кассиром. Оба участвовали в постановках каратузского театра, режиссером которых была Ниса Григорьевна Каратаева. Год молодая семья жила в Сагайском, каждый день пешком на работу ходили. В декабре 1953 в семье родилась дочь. Гуляевым к кому времени маленькую комнатушку дали, в которой кроме них еще жила младшая сестра Нины, учившаяся в старших классах в каратузской школе, и медсестра­землячка. Спали все на одной кровати – ложились поперек, а чтобы ноги не свисали, подставляли стулья.

В 1957 Нина Васильевна перешла работать в исполком инструктором по жалобам. От исполкома ей дали квартиру. Она плакала – не хотела туда вселяться. Дом, как ей тогда казалось, был огромным: кухня и две комнаты, а мебелью они в то время еще не обзавелись. Но коллеги уговорили ее, и семья переехала в новый дом по ул. Карла Маркса.

В 1962 по 64 год Нина Васильевна работала сортировщицей на инкубаторе, до пяти тысяч куриных и утиных яиц ежедневно привозили туда из хозяйств района. Каждое яйцо ей нужно было проверить, а только потом положить в инкубатор. А через 21 день начинали вылупляться цыплята и утята, которых развозили по хозяйствам района и продавали частникам.

Больше всего лет Н.В. Гуляева отдала медицине. Сначала работала статистиком в поликлинике, а затем секретарем главного врача.

– Ох, и дружно тогда жили, – вспоминала бабушка. – Дрова готовить для больницы – всем коллективом, сено для больничных лошадей косить, метать – опять все вместе. Праздник праздновать – все без исключения. Тогда не разграничивали, где врачи, где санитарки, медицинские работники. Только хорошие воспоминания остались от совместной работы с главным врачом каратузской ЦРБ Иваном Феофановичем Смяцких.

Тогда почти все медики сдавали добровольно кровь, Н.В. Гуляева не стала исключением. Сладости, что давали донорам, домой детям носила, отгулы не брала. В 1971 году Нине Васильевне присвоили звание «Почетный донор СССР».

После небольшого перерыва Н.В. Гуляева вернулась в больницу, работала сестрой-­хозяйкой в терапевтическом отделении, затем санитаркой в хирургии. Отсюда и на пенсию ушла.

У Нины Васильевны двое замечательных детей. Лидию Анатольевну Меньшикову знают все любители почитать, а Михаил Анатольевич Гуляев известен в районе как водитель­профессионал. На 85-­летие к Н.В. Гуляевой собрались пятеро внуков и семеро праправнуков. До последних дней бабуля не могла усидеть на месте, постоянно что­-то делала. Привыкшая с детства к труду, не могла быть ничем не занятой. Одним словом, труженица.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

47