30.03.2018 10:06 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск № 13 от  30.03.2018 г.

Человек большой души

Л.В. Ничков с правнуком Ярославом

За три дня до Нового года не стало Ничкова Леонида Васильевича. Ушел он неожиданно, ни с кем не попрощавшись. Сказать, что это страшная и безумно горькая потеря для семьи — не сказать ничего.

Добрый, отзывчивый, веселый, отличный собеседник, невероятный трудоголик, человек с большим сердцем... До своего 79­летия он не дожил ровно два месяца.

Тяжелое детство

Родился Леонид Васильевич 28 февраля, в последний зимний день предвоенного 1939 года в Уджее. В семье он был вторым сыном. Родители работали в колхозе, поэтому за детьми присматривали бабушка и дедушка. Несмотря на тяжелое время, рос Леня крепким малышом. Его мама вспоминала: бывало сварят для него кашу в глиняном горшочке, поставят в загнетку, чтобы не остыла, а старший брат Саша, пока никто не видит, доберется, съест подчистую и ходит довольный. В итоге младшего кормили в буквальном смысле чем придется.

Ему, как и тысячам детей того времени, очень рано пришлось «хлебнуть горя». В 1941 году отца призвали на фронт, а мать с раннего утра до поздней ночи трудилась в колхозной бригаде. Тогда даже самым старшим членам семьи нашлась работа: бабушка на дому выпекла хлеб для колхоза, а дедушка ухаживал за телятами и параллельно работал сторожем.

– Я еще в школе не учился, а бригадир уже собирал нас на работу. Младших садил в свою телегу, а постарше ребятишки ехали верхом на лошадях. Привезет в поле, посадит на коня, и начинаешь возить сено к зароду на волокушке до полудня. В обед снимут с седла, покормят и снова посадят. И так до вечера. Отдыхать было некогда, – как­то вспоминал Леонид. – Дома тоже помогали по­хозяйству. За хорошую работу бабушка поощряла яйцом, или давала копейки, на которые в сельпо покупали конфеты. Пошел в школу, одежда была плохонькая, вместо ранца — холщовая сумка через плечо, тетрадок и книг не было, но, несмотря на это, учиться старались.

Родители с детьми уроками не занимались. Нет, не потому, что некогда было,а потому как не знали, чем им помочь — оба неграмотные. Однако Леня был жадным до знаний.

– Помню, как садили акацию около памятника борцам за советскую власть, что в центре Уджея. Тогда мне как лучшему комсомольцу поручили подвозить воду на бричке. Это было очень почетно, – рассказывал он.

Не покладая рук

После окончания семилетней школы поступил в Заречную МТС в Качульке. После был отправлен на учебу в Минусинское училище механизации. Его первая рабочая страда пришлась на 1957 год. По итогам работ он получил свою первую награду – диплом лучшего молодого комбайнера.

Спустя год Леонида призвали в ряды Советской Армии. Воинская часть находилась в степях Казахстана. Сначала он работал механиком­водителем автогрейдера, после – командиром отделения. Кстати, весть о первом полете в космос он встретил именно там.

– Помню, было тепло. Степь цвела тюльпанами и была похожей на яркий ковер. Радости нашей не было предела, мы поздравляли друг друга, гордились своей страной, своим народом, – однажды рассказал Леонид Васильевич.

Домой вернулся в январе 1962 года в звании сержанта. Сидеть без работы не мог, и спустя некоторое время правление колхоза, которое уже успело оценить его старания, отправило на учебу в абаканскую автошколу.

Через несколько месяцев он в буквальном смысле не вылезал из­за руля: возил доярок на дойки, оттуда – молоко и сливки на каратузский маслозавод; зерно – в Минусинск; скот – в Абакан; уголь – из Черногорска. Не раз доставлял в город и легендарную продукцию Уджейского пивзавода. Быть водителем в те годы — труд титанический и крайне ответственный. Дороги правильнее назвать направлениями. Сегодня сложно поверить, но в середине 60­х на преодоление 100­120 километров в сторону Минусинска уходило по несколько суток. Тяжелей всего приходилось зимой и в смену сезонов. Но Леонид никогда не сетовал на это.

Без выходных

и отпусков

В Уджее же Леонид познакомился с молодой учительницей. Ходить вокруг да около не стал, руку и сердце предложил быстро. Свадьбу сыграли буквально через два месяца, аккурат в Новый год. Вскоре родились два сына.

В 1974 Леонид пересел на молоковоз, на котором дважды в сутки возил продукцию в Каратуз. В те годы в райцентр сырье свозили все колхозы, из­за этого на сливе образовывались большие очереди, но у него никогда не было порчи продукции. Самоотверженный труд не оставался незамеченным: звание «Ударник девятой пятилетки», «Ударник коммунистического труда», «Лучшего шофера». Ему вручали талоны на внеочередное приобретение ковра, легкового автомобиля, телевизора. В 1989 получил медаль «Ветеран труда».

– Работа была ответственная – без выходных и отпусков. В трудовой книжке написано, что в год он трудился даже по 358 дней, – рассказывает супруга Людмила Борисовна. – Однажды ночью в колхозном гараже случился пожар. Прибежали люди, кричат: «Вези воду на молоковозе!». А там в цистерне — молоко, что делать… К счастью, сливать не пришлось, справились с помощью другой техники.

В 1993 в селе было ликвидировано молочное стадо, и он пересел на пожарную машину. После доводилось трудиться в кузнице, кочегаром, параллельно был членом правления колхоза.

На пенсию вышел в 1999 году, но еще несколько недель нет­нет да заходил туда, где прошли годы жизни. Но и на заслуженном отдыхе он не сидел сложа руки: большое хозяйство, огромный огород… Даже когда, казалось, что все сделано­переделано, он все равно находил занятие. Отдельной отдушиной и любовью были лошади. Будто бы животные понимали его с полуслова, полувзгляда…

Несмотря на возраст жажда знаний у него не пропадала: чтение прессы было ежедневной привычкой. Он знал не только все главные новости края, но и России, и мира. Порой казалось, что он всю жизнь не за баранкой провел, а посвятил политологии.

Несмотря на тяжелую и сложную жизнь он смог сохранить в себе уникальное качество – быть честным, справедливым не только со взрослыми, но и с детьми. У него был какой­то особый, известный только ему подход к ним. Даже соседские ребятишки считали его «своим». Свои и вовсе души в нем не чаяли. До сих пор правнук не может понять, куда ушел его «деда Леня» и почему он больше не встречает его у калитки.

Смерть забирает лучших, нам оставляя память.

Ирина НИЧКОВА,

фото из семейного альбома

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

188