Меню
12+

«Знамя труда». Общественно-политическая газета Каратузского района

23.11.2018 08:44 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 47 от 23.11.2018 г.

Душевный доктор

Автор: Амалия Александрова
корреспондент

Вы хотите поговорить об этом? Часто мы произносим эту фразу, стараясь походить на знатока, способного помочь человеку справиться с любой душевной болью. Однако Оксана Викторовна Сафронова, психолог, специалист по реабилитации детей­инвалидов, хороший диагност и коррекционист, работающий в каратузском управлении социальной защиты населения, считает эту фразу в корне неверной и в своей работе не использует. В 2015 году Оксана Викторовна заняла второе место по Красноярскому краю в номинации «Лучший психолог в социальной сфере». У нее свой подход к каждому ребенку, в котором главное – это ее умение слушать собеседника и услышать то, о чем не говорится, что скрывается внутри. Свой профессиональный праздник российские психологи отмечают 22 ноября, и накануне этого события корреспондент газеты встретилась с этой женщиной.

Оксана Викторовна родилась в 1973 году в городе Куляб республики Таджикистан. Ее отец Виктор Дмитриевич Сафронов работал учителем физкультуры в школе, а также профессионально занимался футболом – играл за городскую команду. Мама Анна Ефимовна, уроженка села Моторского Каратузского района, приехала в Таджикистан по распределению, работала бухгалтером. Несмотря на занятость, родители всегда уделяли время Оксане и ее младшему брату. Отец – на стадион, и дети с ним. Весной – за тюльпанами, зимой – в горы, от вида которых захватывает дух. И традиционно каждое воскресенье поход в кинотеатр. С мамой же совместная готовка, если у нее стирка – у дочери, пристроившейся рядышком с тазиком, своя работа – куклам платья стирать. А между делом – разговоры. Всегда о том, как прошел день, о самочувствии, детских страхах, о жизни и будущем. Так совместно и решили – быть дочери учителем.

В 1990 году О.В. Сафронова поступила в кулябский педагогический институт, факультет психологии и педагогики, отделение учитель начальных классов. Казалось, что будущее предопределено и безоблачно, но так только казалось. Во время ее обучения в Таджикистане началась гражданская война. Хотя предпосылки к конфликту были, жители до конца не верили, что такое возможно. Город, в котором жила семья Сафроновых, эти события тоже не обошли стороной: в 1992­ом в Кулябе случились массовые кровопролития. Следующие два года были самыми тяжелыми для местных жителей, не виноватых в происходящих политических, религиозных разногласиях противоборствующих сторон. А дальше – неизвестность, голод, страх.

– Это было как в блокадном Ленинграде, – вспоминает Оксана Викторовна, – если раньше о выживании людей мы знали из рассказов ветеранов Великой Отечественной войны, то здесь воочию пришлось увидеть все ее ужасы: больные, падающие в голодные обмороки дети, расстрелянные, раскуроченные снарядами дома. У людей не было ни хлеба, ни картошки. Выживали, кто как мог. Только благодаря силе воли родителей мы с братом и выжили.

На Родину

Институт она все же закончила в Таджикистане в1994 году. И тогда вся семья переехала в село Моторское Каратузского района. Средства на переезд родители откладывали еще до начала войны. Уже осенью 1994 года Оксана Викторовна – заместитель директора моторской средней школы по воспитательной работе. В 1997 году руководитель класса, состоящего в основном из одних мальчишек. Так как класс был проблемный, до ее прихода сменилось несколько руководителей, ей необходимо было наладить контакт с детьми, которых ей доверили. Однажды в руках оказалась книга – психологические тесты. Молодой специалист заинтересовался, и потихоньку увлекся не на шутку: как выявить, почему ученик не желает общаться со сверстниками, чем ему она сможет помочь и подобные вопросы, сводящиеся к главному – дать ребенку шанс исправиться и развиваться дальше. Сколько литературы Оксана Викторовна прочитала по психологии! Вскоре стала применять эти знания в своей работе. Не сразу, конечно, но положительные результаты были. В августе 1998 года узнала, что в Каратузском открывают центр социальной помощи семье и детям, где нужны специалисты по интересующему ее направлению. Она решила рискнуть и подала документы. Ее приняли сразу на должность психолога. В то время специалист такого профиля в районе был только один – в каратузской средней школе, и теперь еще она – одна на весь район по детям, нуждающимся в помощи.

Снова за парту

Оксане Викторовне показалось недостаточно институтских знаний по психологии, поэтому она вновь стала студенткой. В 2001 закончила петербурскую академию психологии, педагогики и менеджмента. Несмотря на то что учиться приходилось дистанционно, ей очень помогали учителя вуза, помимо основного обучения советовали, что почитать по теме в различных источниках, где взять наметки, чтобы разобраться в проблемной ситуации. Коллектив на работе тоже оказывал всяческое содействие: на них она осваивала методики по преодолению кризисных ситуаций. Коллеги ни в чем не отказывали, совместно обсуждали все семинары, происходившие на курсах повышения квалификации в Красноярске, куда наша героиня тоже ездила, чтобы выучиться на диагноста и коррекциониста. Работала в приюте, группе дневного пребывания и с сельскими детьми. По запросам школ приезжала в Верхний и Нижний Кужебары, Черемушку – делала диагностику личности и профориентации у детей. Затем уже появились узконаправленные специалисты и штат психологов увеличился. С 2009 года О.В. Сафронова работает по реабилитации детей­инвалидов с ограниченными возможностям. В 2010 году прошла курсы переподготовки и несколько лет была членом психолого­медико­педагогической комиссии.

Есть проблемы

В настоящее время О.В. Сафронова занимается с детьми в возрасте от 0 до 18 лет.

– К сожалению, на сегодняшний день увеличилось число детей, нуждающихся в профессиональной помощи, – рассказывает психолог. – Проблемы возникают у детей, если можно так сказать, либо недолюбленных, недоласканных родителями, либо чрезмерно опекаемых. Как говорится, из крайности в крайность. Причина кроется в том, что сейчас родителями становятся дети 1990­х. Как известно, это было кризисное время. Многие тогда жили тяжело, и теперь то, что они не получили в детстве, стараются дать своим детям. И, как правило, больше, чем нужно. Чуть ли не с рождения дают в руки ребенку всевозможные гаджеты, новомодные игрушки и тому подобное. Всегда на родительских собраниях говорю одну вещь: как можно позже давайте своим детям возможность играть в телефоне и на других девайсах. На наиболее длительный срок отодвигайте момент знакомства с интернетом. Официально еще не доказано, вредно это или нет. Для наиболее точного результата еще лет 50 нужно. Но на основании своего опыта могу сказать, что вредно, и времени ждать, пока будет официально доказано, у многих нет. Проблема существует здесь и сейчас. Поскольку число агрессивных, вспыльчивых детей увеличилось из­за кровавых компьютерных игр, в которые так любят играть десятилетние мальчишки, имеется в виду GTA, DOOM, Мinecraft и многие другие с разрешением просмотра 18+, а также мультиках, где есть всевозможные девиантные личности, например, Вупсень и Пупсень из «Лунтика», Маша из «Маша и медведь». В три­четыре года малыш не видит грани между тем, что хорошо и что плохо. Главное – нужно любить своего ребенка и разговаривать с ним. Нужно интересоваться его делами. Не просто формально спросить «Как дела в садике?», разговаривая в этот момент по телефону с подружкой, а интересоваться, что он любит на самом деле, чем он увлечен, его желаниями и стремлениями.

Родители сейчас стали более открытыми в общении на проблемные темы в вопросах, касающихся их детей. С 2010 года у нас в учреждении работает «Школа для родителей». Происходит все в форме беседы и диалога о какой­либо проблеме и ситуации. Они активно обсуждают все применяемые нашими специалистами методики для корректировки, реабилитации детей с ограниченными возможностями и т.д. Знаю многих из посещающих наши занятия взрослых, которые используют наши рекомендации в своей жизни и делятся ими с другими мамами. Положительные моменты в таком подходе есть. Я не даю советов, что им делать со своим ребенком, просто рисую картинки: если вы поступаете так ­ то вас ожидает это, по­другому относитесь к своему ребенку – будьте готовы к такому результату. И, как правило, родители выбирают результат, приводящий к наиболее лучшему будущему для их малыша.

Самое сложное в моей деятельности – бракоразводные процессы. Очень мало разводов, где стороны спокойно договариваются между собой. Меня как специалиста привлекают представлять интересы ребенка в суде, и это очень тяжело именно морально выдержать. Свои амбиции у каждого из родителей, к тому же родственники с обеих сторон, как правило, подключаются к процессу. Взаимные оскорбления, ссоры, ругань, дележка… И между всем этим ребенок, не понимающий, почему его любимые люди так себя ведут, поневоле задающий себе вопрос, неужели он в чем­то виноват… К чему все это может привести, нам печально известно.

Помочь каждому

– главная задача

За свой 20­летний опыт работы в сфере психологии Оксана Викторовна убедилась, что нет каких­то стандартных методик для корректировки поведения ребенка с ограниченными возможностями. На основе знаний по психологии, своего жизненного опыта, отложенные в подсознании подсказки от прочитанных когда­то книг – все это она применяет, когда речь идет о судьбах детей. Она – импровизатор, выработала свой подход к каждому. Многие, кому она помогла, уже имеют своих детей и применяют в их воспитании знания, полученные от опытного психолога. Она и после завершения реабилитации всегда на связи. Однако главными психологами в своей жизни Оксана Викторовна считает своих родителей, благодаря их вниманию и поддержке ей до сих пор удается постигать науку лекаря самой хрупкой части детского организма – души.

Е.П. Данаилова об О.В. Сафроновой

– Оксана Викторовна – друг для меня и моего ребенка на протяжении уже десяти лет, умеющий выслушать так, что есть ощущение, что тебя понимают, сочувствуют и сострадают, а не жалеют. Очень добрый, отзывчивый человек и хороший специалист. У нее многогранный взгляд на педагогику и детскую психологию. Вникает в суть и ставит на правильный путь. В нашем случае все ее рекомендации и советы сработали, ей удалось уловить скрытые глубокие проблемы и помочь. С ней можно поговорить обо всем, открыта для общения, ведь работает не только с детьми, но и с родителями. Внушает уверенность в нашу способность помочь своему ребенку и что все у него будет хорошо, а он, в свою очередь, чувствуя материнскую уверенность, сам в это верит.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

54